testore.me

интересные новости

Как нас становится легче надуть благодаря зависимости от техники




Фото взято у пользователя Flickr DavidGoehring

Сколько на свете существуют простофили, столько же существуют и мошенники, ожидающие возможности ими воспользоваться. Обманы жуликов могут одновременно быть удивительными и невероятно унизительными для их жертв – это, к примеру, с удовольствием подтвердит оксфордский историк, который потерял свою огромную репутацию, поклявшись в подлинности фальшивых дневников Гитлера, или человек, который «продал» Эйфелеву башнюторговцуметаллоломомвПарижев 1920-е.

Но, как объясняет психолог и журналистка Мария Конникова в своей новой книге,«Игра в уверенность: почему мы постоянно ею увлекаемся» («TheConfidenceGame: WhyWeFallForIt, EveryTime»),чтобы попасться на удочку одной из этих махинаций, необязательно быть особенно доверчивым. Всякий, кто не считает, будто жизнь отмерила ему ровно столько, сколько должна, также вполне может попасться на удочку мошенника, обещающего это сделать. А благодаря зависимости от техники одурачить нас становится ещё легче.

В самом деле, согласно новейшим данным исследования Федеральной торговой комиссии, посвящённого обману потребителей, с 2011 по 2012 год жертвами торгашей стали 25,6 миллионов американцев. (Главный виновник? Фальшивые средства для похудения). «Игра в уверенность» – это захватывающее исследование конкретной причины того, почему столь многие из нас покупаются на махинации, которые парализуют наши более разумные чувства.

VICEвстретился с Конниковой, чтобы обсудить причину того, почему аферы процветают тогда, когда мы находимся в состоянии переизбытка техники, сковывающие как жулика, так и его мишень неуверенность и стыд, а также ряд советов о том, как противостоять особо настойчивым нигерийским принцам – даже в то время, когда новые технологии дают жульничеству возможность развиваться.

VICE: Вы говорите, что люди с большей вероятностью готовы стать жертвой аферы, когда за их внимание соревнуется целый ряд потоков информации. Это представляется весьма неплохим описанием обычного дня множества людей, перегруженных информацией. Как аферисты наживаются на нашей постоянной готовности к восприятию информации?

Мария Конникова:Вы совершенно правы. Мало что выбивает нас из колеи так, как это делает так называемая когнитивная нагрузка – степень напряжения наших умственных способностей в тот или иной момент. И мало что создаёт такую когнитивную нагрузку, как постоянная спутница гиперготовности к связи, многозадачная работа. Аферисту даже не нужно много работать, чтобы нажиться на этом. Ему достаточно подойти к нам тогда, когда наше внимание отвлечено – когда мы пишем текстовое сообщение другу, проверяем Twitter, выкладываем вид на парк в Instagram, – и вероятность того, что мы поверим его словам, значительно повышается. Гарвардский психолог Дэн Гилберт отмечает, что мы понимаем мир в два этапа: сначала мы верим всему, а лишь затем мы выполняем проверку и подтверждаем или опровергаем. Когнитивная нагрузка нарушает этот этап проверки, так что мы в итоге остаёмся на этапе «веры», а там нас и поджидает жулик.

Меня поразило количество упомянутых в книге лиц и учреждений (от аукционного дома «Сотбис» до Военно-морских сил США), которые были слишком смущены, чтобы преследовать одурачивших их людей. Считаете ли вы, что аферисты отчасти выбирают своих жертв в зависимости от того, в какой степени их будет удерживать от преследования гордость?
Я действительно думаю, что дело отчасти в этом: «Кто может потерять слишком многое, признав, что купился на мою уловку?» Однако с другой стороны дело в том, что аферисты прекрасно умеют создавать такую ситуацию практически для любой жертвы: почти каждого из нас в определённых ситуациях может удержать гордость. Если вас водили за нос достаточно долго и вы вложили достаточно эмоциональных и материальных ресурсов, вероятность того, что вы это признаете, значительно снижается. Поскольку признаться в этом значило бы признаться в том, что вы простак, а верить в это не хочется никому.

Считаете ли вы, что существуют люди, которые на самом деле не желают знать, дурачат их или нет?
О, разумеется. Я считаю, что большинство из нас предпочли бы об этом не знать. Нам очень нравится держать в голове положительный образ самих себя. Нам очень нравится считать себя умными, прозорливыми людьми. Мы хотим верить, что хорошо разбираемся в людях. Стать жертвой аферы – значит перечеркнуть всё это. Гораздо лучше продолжать верить, что это была просто неудача.

На VICESports:Как мошенники и аферисты нанесли ущерб величайшему футбольному клубу Шотландии

Существуют ли какие-то определённые аферы, которые, согласно вашим прогнозам, станут более распространены в будущем?
Полагаю, мы находимся в гуще огромных технических перемен, иные из которых мы и близко себе не можем представить. Мы живём в стране мечты афериста. Это как Дикий Запад в старину (и неслучайно аферисты по-настоящему процветали в дни расширения на запад). Честно говоря, с каждым проявлением стремительного технического прогресса мы все становимся более уязвимыми.

Как с развитием техники развивались аферы?
Техника порождает преступность двумя способами. Во-первых, она расширила диапазон возможных способов подобраться к нам для жуликов (социальные сети, сайты знакомств и тому подобное), так что наша, так сказать, уязвимая область гораздо шире. Чтобы обрушить целую сеть, достаточно одного слабого звена. А во-вторых, благодаря ей мы почувствовали себя в большей безопасности. Мы считаем себя ужасно умными, потому что создали все эти технические новшества, и поэтому потеряли бдительность. Благодаря технике мы чувствуем себя неуязвимыми, а так быть не должно.

Верно – у вас в книге есть отличная история об эволюции аферы с нигерийским принцем. Считаете ли вы, что она будет развиваться и дальше вместе с новыми технологиями?
Да, изначальная нигерийская афера осуществлялась с помощью газет. Детали я оставлю в книге, но она была удивительно похожа на то, что встречается сейчас в 419 аферах, которыми заполнены наши папки входящих сообщений. Достаточно лишь выплатить небольшую сумму авансом, и вот – несметные богатства в ваших руках. Это старый добрый «испанский узник», одна из старейших афер в истории.

Как она будет развиваться? Мы всегда будем хотеть получить что-то просто так, огромный доход при незначительных вложениях, а значит, мы всегда будем уязвимы для различных способов формулировки того же основного требования. Это может осуществляться по электронной почте, быть может, через запрос на Facebook, возможно, через подписчика на Twitter или с помощью ещё не изобретённой платформы, но основные очертания этой истории не изменятся. Кто-то сможет предложить нам кучу денег, а нам за это нужно будет сделать совсем немного.

В отличие от старых медиа, которые в значительной степени управлялись издательствами и другими корпорациями, у Интернета мало блюстителей порядка. Как жулики манипулировали этим стремлением поверить в том, что может показаться правдоподобным, потому что опубликовано онлайн?
Существует множество исследований, которые показывают, что люди на самом деле не различают качества площадок в Интернете. Многие в равной степени готовы поверить какому-то подозрительному сайту и NewYorkTimes. Поэтому аферистам гораздо легче увеличить свою правдоподобность: создайте несколько ссылок, несколько профилей, несколько страниц – и вы кажетесь совершенно честным. Один аферист, о котором я писала, Мэтью Браун, обожает создавать статьи в Википедии и профили в социальных сетях, которые ссылаются друг на друга. Создать трудноотличимый от оригинала документ легче, чем когда-либо.

Следите за сообщениями Элизабет Николас наTwitter.



Популярное:

• 05.01.2016