testore.me

интересные новости

Как Рекс Тиллерсон, выбранный Трампом на пост госсекретаря, собирается поступать с Россией?




Рекс Тиллерсон, выбранный Дональдом Трампом на пост госсекретаря, на Санкт-Петербургском экономическом форуме, встрече политиков, экспертов и деловых лидеров, в этом году. Автор фото Саймон Доусон /Bloomberg, взято с Getty Images

Рано утром в четверг избранный президент Дональд Трамп  официально объявил (через Twitter, конечно), кого выбрал на пост госсекретаря: Рекса Тиллерсона, техасца, всю жизнь проработавшего на ExxonMobil и управляющего компанией с 2004 года. Полное отсутствие опыта работы в правительстве у 64-летнего нефтяника – распространённая черта среди людей,  выбираемых Трампом на посты в кабинете министров, но большинство критиков насторожили именно связи Тиллерсона с Россией: как генеральный директор и председатель Exxon он заключил немало сделок с российской государственной нефтяной компанией «Роснефть» и получил награду от российского президента Владимира Путина; некоторые из сделок Exxon были заморожены в связи с санкциями США.

Отношения Тиллерсона с Россией выглядят вполне логично в этом контексте. Там очень много нефти, и, как объяснил Стив Колл, лауреат Пулитцеровской премии и автор книги об Exxon, в  «New Yorker», нефтяные проекты лучше удаются в странах с неизменной политической ситуацией, а это часто значит, что они процветают при авторитарных лидерах. Однако его российские связи поражают с учётом того, что Трамп периодически хвалит Путина, связей  его советников с Россией, а также его  пренебрежением разведывательными данными о том, что Россия стояла за взломом электронной почты его оппонентов-демократов.

Чтобы узнать больше о том, что всё это значит для американско-российских отношений, я позвонила Харлоу Робинсону, преподавателю истории Северо-Восточного университета, который, помимо прочего, заявил мне, что конфликты интересов Тиллерсона уникальны и что российские хакеры никогда не пойдут на попятную. Вот о чём мы говорили.

VICE: Каковы были американско-российские отношения при Обаме?

Харлоу Робинсон:  Ну, не очень хороши. Я бы сказал, что они в определённой степени ухудшились. Разумеется, риторика стала гораздо более негативной с обеих сторон, в особенности по сравнению с 1990-ми, когда у нас была практически «любовь-морковь» между [Борисом] Ельциным и [Биллом] Клинтоном. Так что с 2000 года всё однозначно пошло на спад, и я бы сказал, что это более характерно для последних нескольких лет.

Я был в России в июне, и официальные новости просто удивительно антиамериканские. Но в крайнее замешательство повергает то, что в то же время в таких российских городах, как Москва или Санкт-Петербург, на каждом углу стоят заведения общепита вроде Starbucks, KFC, Pizza Hut или McDonalds. Молодые россияне смотрят американское ТВ и кино, а также слушают поп-музыку. Поэтому разрыв между риторикой, исходящей сверху, и реальностью распространённого американизма в жизни, очень странен. 

Можете ли вы объяснить, как выглядит антиамериканская риторика российского правительства: за что именно и как критикуют США?

Не забывайте, что там в настоящее время телевидение, по сути, управляется государством. Поэтому во всём, что в мире идёт не так, винят Америку. Существует очень русскоцентричная точка зрения. И даже печатные органы в значительной степени утратили свою важность. Многие из журналистов, критиковавших Путина, уехали из страны или были принуждены к молчанию различными способами. Так что перемена в медиаклимате за последние пять-десять лет действительно была довольно резкой.

Санкции, наложенные после происшедшего в Украине, [подаются как] «Америка решительно настроена разрушить российскую экономику». И это вполне реально существует. У моих молодых друзей оттуда гораздо меньше возможностей путешествовать, их зарплаты в долларах сейчас стоят примерно вполовину меньше, чем раньше. Поэтому дело также в поиске козлов отпущения со стороны Путина. Экономике России приходится не очень-то хорошо, и существует высокая безработица. Собственно, есть очень много таких же проблем, какие существуют в тех районах нашей страны, где Трамп показался очень привлекательным: людей выгоняли с работы в традиционных отраслях. Так что Путин довольно эффективно взвалил вину на Запад за этот экономический спад, за ИГИЛ и так далее.

Изменилось ли что-либо из этого с момента начала президентской кампании Трампа и его привычного восхваления Путина?

Полагаю, говорить об этом рановато, но россияне не особенно активно высказывались о Трампе. Они очень активно высказывались против Обамы и в особенности против Хиллари. Путин же, разумеется, делал заявления о том, что восхищается им, а всё, что говорит Путин, освещается абсолютно рабски. А ещё он очень популярен.

Так что же значит назначение Тиллерсона для развития отношений?

Назначение человека, который является бизнесменом без опыта государственной службы или работы в каком-то дипломатическом мире, – это однозначно большой сдвиг в работе с международными делами в целом – не только с Россией. И на мой взгляд, очень многих людей тревожит то, что у него действительно есть очень глубокие коммерческие интересы в России и что у него действительно очень прочные отношения с Путиным. Это, разумеется, вызывает сильное беспокойство в отношении того, сможет ли он действовать объективно. И разумеется, это огромный поворот в восприятии Америкой России в последние годы, по крайней мере, с момента вступления Путина в должность. У Тиллерсона, по-видимому, совершенно другая точка зрения на это, и у Трампа тоже. На мой взгляд, также внушает тревогу то, какова истинная мотивация Путина хвалить Трампа, а если [сообщения о] взломах также являются правдой, почему они выступали за его избрание. Полагаю, что им, возможно, кажется, будто им почему-то можно очень легко играть, и это даст ему гораздо больше пространства для маневров на экономической и международной арене.

Считаете ли вы, что после всего этого российская разведка может перестать делать своими мишенями американские или европейские учреждения?

Я не думаю, что это будет значить, что они вообще остановятся. Пожалуй, на мой взгляд, им будет на руку увидеть, что они на что-то повлияли. Существуют всевозможные другие способы использования Интернета и хакерства, которые применяют россияне. В Германии они также начинают делать то же самое в связи с Ангелой Меркель; кроме того, они применяют подобную тактику к своим внутренним недругам.

Они размещают компрометирующий материал на вебсайтах россиян, живущих за границей и критикующих режим. Не знаю, видели ли вы недавний  большой материал в «New York Times» о Владимире Буковском, очень известном диссиденте, живущем в Лондоне и обвинённом в распространении детской порнографии. По-видимому, это было полностью сфабриковано, скажем, что-то разместили у него на компьютере, но его обвинили в этих преступлениях. Так что нет, я считаю, что это лишь начало.

Каким был бы эффективный способ заставить Россию перестать вмешиваться в выборы или оккупировать соседей? Экономические санкции явно не были эффективными.

На мой взгляд, нам нужно увидеть, как люди в Конгрессе реально принимают какие-то меры. Обама – хромая утка; он не сможет сделать ничего существенного. На самом деле посрамление, которое было эффективно в других случаях, к примеру, с Северной Кореей, – это дело влиятельных людей в Конгрессе. А эти хакерские атаки не новы. Помните, как северокорейцы взломали вебсайт Sony? Это сейчас происходит по всему миру, и если не будет морального протеста со стороны власть имущих в Конгрессе… Да, некоторые из республиканцев говорят, что они не согласны, но это очень мягко и не так уж настойчиво.

Как повлияет на отношения отрицание Трампом того, что россияне стоят за взломами? Мы пока совершенно не знаем. Он ещё не президент, и, как мы увидели с Трампом, он часто что-то говорит, а затем не выполняет этого. К примеру: «Ой, да я Хиллари засужу», а затем: «Ой, нет, не буду». Но разумеется, я сам считаю эти обвинения ЦРУ в некомпетентности крайне тревожными, а он, по сути, говорит именно это. Это, на мой взгляд, просто очень опасная дорога. Потому что если начать разрушать эти объективные органы, входящие в стратегическую оборону, то мы действительно движемся в сторону какой-то совершенно новой территории.

Как всё это повлияет на наше место в остальном мире? Какие фигуры сдвинутся? Полагаю, будет очень трудно, особенно с отдельными странами. Германия, к примеру, не особенно жалует Путина, а россияне также немало вмешивались в дела Германии. И разумеется, в Великобритании. Это поставит под вопрос все наши предположения о том, на какой мы стороне, а это на самом деле в некотором роде пугает. Не хочется демонизировать Россию как страну, но дело в том, что ею сейчас правит очень небольшое количество людей. Демократия на словах существует, но по сути, Путину и небольшому кругу его приближённых разрешается делать что угодно.

Так что нам нужно различать россиян и их правительство, поскольку, как и большинство американцев, они в этом лишь некие пешки. И я действительно немного надеюсь на то, что в России всё со временем изменится, поскольку более молодые россияне гораздо более искушены, они путешествовали. Это нечто совершенно новое, что было бы невозможно при Советском Союзе, и это в итоге должно будет возыметь какой-то эффект. 

Следите за сообщениями Элли Конти на Twitter.



Популярное:

testore.me • 26.12.2016