testore.me

интересные новости

«Семнадцать мгновений весны»: как снимали легендарный фильм




8 февраля 1928 года на свет появился Вячеслав Васильевич Тихонов – киноактер, народный артист СССР. В 12-серийном художественном фильме Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны» Тихонов сыграл самую известную свою роль – разведчика Исаева-Штирлица, работающего весной 1945-го в логове фашистской Германии. Фильм стал настоящим хитом, однако, когда в начале 1973 года он был смонтирован и его показали высокому телевизионному начальству, на голову режиссера посыпались первые упреки… Какие скандалы вызвал фильм, кто мог оказаться вместо Тихонова в кабинете Мюллера, какую роль «не осилил» Куравлев, почему Фаина Раневская назвала сценарий ахинеей – эти другие неизвестные факты об известной картине в нашем фоторепортаже.

История кинокартины начинается в 1969 году, когда на телевидении утвердили сценарий 13-серийного фильма «Семнадцать мгновений весны» и выбрали для него режиссера. Роман Юлиана Семенова, послуживший основой, тогда еще даже не издавался отдельной книгой.

В самый разгар подготовительных работ за право поставить такой фильм стал бороться еще один режиссер – 46-летняя Татьяна Лиознова, ведь сначала выбрали не ее.

Лиознова позвонила самому Семенову, который сообщил ей, что продал сценарий «Ленфильму», но она так упорно настаивала на своем, что в итоге автор отозвал сценарий из «Ленфильма» и передал его Татьяне.

Режиссером Лиознова была очень дотошным, а потому актеров для своей картины подбирала с невероятной точностью. Например, Юлиан Семенов был уверен, что Штирлица может сыграть только Арчил Гомиашвили (на фото).

Ассистенты режиссера настаивали на Олеге Стриженове. Пробовался на роль и Иннокентий Смоктуновский (на фото), но он тогда жил в Ленинграде и покидать его на два года съемок был не согласен.

Вячеславу Тихонову гримеры поначалу приклеили усы как у Буденного, но Лизнова и под ними рассмотрела верную кандидатуру.

Радистку Кэт могла сыграть вместо Екатерины Градовой Ирина Алферова, но не сложилось.

На роль супруги Штирлица пробовались и ленинградская певица Мария Пахоменко, и Светлана Светличная, которую позже утвердили на роль Габи. Женой же советского разведчика стала актриса Театра Вахтангова Элеонора Шашкова, которую привели на площадку за день до съемок.

В фильме могла появиться даже сама Фаина Раневская, персонажа для которой – фрау Заурих – Лиознова попросила Семенова сочинить специально, чтобы еще и смягчить слишком уж серьезного героя.

Семенов нехотя что-то сочинил, но когда это показали Фаине Георгиевне, она просто ужаснулась. «Это что за идиотство? Разве это можно сыграть?». И наотрез отказалась.

Несколько кандидатур было и на роль Гитлера, на которого пробовались два Леонида: Броневой и Куравлев. Однако их фотопробы режиссера не удовлетворили, и они были утверждены на другие роли: Броневой сыграл Мюллера, Куравлев – Айсмана.

Куравлев вспоминал: «Я этого антихриста не осилил. Моя природа взыграла и была против».

А Гитлером стал немецкий актер Фриц Диц, который еще с эпопеи «Освобождение» навечно прописался в этой роли.

Ефим Копелян также сначала должен был играть в фильме, но в итоге стал “голосом за кадром”. Режиссер вспоминает: «Я позвонила ему в Ленинград и просила передать, что коленопреклоненно прошу его согласиться. Работать с ним было сплошным наслаждением. Он приезжал и, хотя был только что с поезда, всегда успевал побриться и переодеться в белоснежную рубашку, ни разу не изменил себе. Мы стали соратниками. Его голос звучит так, будто он знает больше, чем говорит».

Когда Лиознова прочитала окончательный вариант сценария Юлиана Семеновича, она была просто шокирована: ей нравилась сюжетная линия и детали в книге, а в сценарии все было совсем не то.

«Катастрофа! Я работала по 12 часов в сутки, не помню, спала ли. Но не скажу, что не получала удовольствия, ведь у меня были развязаны руки, к тому же, я не шла против книжного материала, а, наоборот, отстаивала его», – говорит режиссер

Большинство актеров параллельно работали и на других картинах, поэтому собрать всех вместе для съемок было крайне сложно – снимать приходилось ночью.

«Иногда нам, артистам, которые снимались в роли немцев, казалось, что мы участвовали в каком-то жутком, низкопробном боевике. Формы эти, пистолеты… Но думали так, что в Урюпинске где-то по четвертой программе проскочит», – вспоминал о съемках Юрий Визбор.

На съемки в ГДР группе пришлось взять почти весь свой реквизит, в который входил и автомобиль Штирлица марки «Мерседес» (из гаража студии имени Горького). Немецкие умельцы, осмотрев «мерс» времен войны, заявили, что работать он вряд ли сможет.

Киношники посмеялись, однако в первый же съемочный день «мерс» и вправду заглох. Пришлось брать авто напрокат.

Съемки Штирлица за рулем мчащегося автомобиля проходили весьма курьезно: авто раскачивали около десяти человек, в том числе и сама Лиознова. Конечно, без шуток-прибауток не обходилось, и Тихонов умолял этого не делать, ему ведь следовало сделать умное лицо.

Кстати, однажды актера чуть не арестовали: он решил прошествовать от гостиницы до съемочной площадки в форме штандартенфюрера СС. Берлинцы сочли его за приверженца фашизма и собирались передать в полицейский участок.

Остальную натуру снимали уже на родине: в Риге – Цветочную улицу, в Тбилиси и Боржоми – переход Шлага через Альпы, а прогулки Штирлица в лесу – в Подмосковье.

Съемки шли в напряженном графике, иногда по полторы смены – 12 часов. Лионзова хотела сделать идеальными даже мелочи.

Съемки шли в напряженном графике, иногда по полторы смены – 12 часов. Лионзова хотела сделать идеальными даже мелочи.

Эпизод встречи Штирлица и Шлага, где наш разведчик кормит его супом, от которого вверх поднималась струя пара, был снят не сразу: пар никак не получался, то его было мало, то, наоборот, много.

В кадре, где показывали руки Штирлица пришлось снимать руки художника фильма Феликса Ростоцкого: у Тихонова на правой руке была татуировка, сделанная еще в юности – «Слава» ,которую гримерам никак не удавалось замазать для крупных планов.

В эпизоде, где эсэсовцы мучили ребенка радистки Кэт, в роли малыша выступило около двух десятков детей из ближайшего детского дома. Снимать каждого можно было не больше двух часов в день, при этом с интервалами не менее пятнадцати минут для пеленания и кормления.

Однажды Тихонов рассказал, как добивался напряженного, думающего лица во время исполнения роли Штирлица. Секретом оказалась таблица умножения, которую он прокручивал в голове несколько минут, пока оператор снимал очередную сцену.

Режиссер Татьяна Лиознова однажды призналась в интервью, что считает, что после титров Штирлица ждут совсем не лучшие дни: «Он так долго ходил в счастливчиках, на краю просто, что это должно иметь не самый веселый конец… Я при этом присутствовать не хочу. И не хочу заставлять зрителя это видеть»

Музыку к фильму написал Микаэл Таривердиев, хотя сначала отказался писать ее к шпионской картине: до этого его дважды постигла неудача с подобной тематикой.

В процессе работы композитор написал десять песен, однако в фильм вошли только две из них: «Где-то далеко…» и «Мгновения». Восемь других пришлось просто выкинуть, поскольку им не нашлось места в картине.

Когда в начале 1973 года фильм после монтажа продемонстрировали высокому телевизионному руководству, в адрес режиссера посыпались первые упреки.

Громче других возмущались военные, которым не понравилось, что согласно фильму войну выиграли одни разведчики. Лиозновой пришлось исправлять ситуацию, и она включила в фильм еще несколько сот метров документальной хроники.

Другой скандал затеял автор сценария Юлиан Семенов, который был против того, что Лиознова собиралась стать соавтором сценария и в титрах поставить свою фамилию рядом с его.

Премьера фильма состоялась в конце лета 1973 года: с 11 по 24 августа вся страна буквально прильнула к экранам телевизоров. Согласно милицейским сводкам того времени, по всей стране резко снизилась преступность.

В один из премьерных дней на киностудию позвонила москвичка, которая передала свой огромный привет создателям картины и поблагодарила за то что вот уже несколько дней, пока идет фильм, ее муж сидит дома и не пьет, поскольку и все его собутыльники заняты просмотром сериала.

Актеры в мгновение ока стали суперзвездами. Например, Екатерина Градова, выйдя погулять с собакой и заскочить в гастроном «Новоарбатский» попала в неожиданный плен.

Покупатели ее узнали, стали целовать ее, обнимать, просить автографы. Почти два часа Градова простояла, прижатая толпой к прилавку, после чего недовольные продавцы вызвали милицию.

Сериал был настолько популярен, что многие новоиспеченные мамаши называли своих детей если не Штирлицами, то Юлианами – в честь Юлиана Семенова. Кстати, жертвой моды стал и будущий известный певец Юлиан.

А вот Таривердиеву пришлось не сладко. Как-то он заехал на Всесоюзное радио, где ему заявили: «Нам звонили из французского посольства, французы протестуют против этого фильма, потому что музыка в нем содрана у композитора Фрэнсиса Лея, с его фильма «История любви».

«Что за бред?» – возмутился Таривердиев. «Бред, не бред, но это – факт», – ответили ему. На студию имени Горького, где снимался фильм, также позвонил некий гражданин, представившийся работником французского посольства, и выразил возмущение тем, что музыка «Мгновений» – плагиат музыки Лея

Едва композитор переступил порог приемной председателя Союза композиторов, как секретарша протянула ему телеграмму… от Фрэнсиса Лея. В ней сообщалось: «Поздравляю успехом моей музыки в вашем фильме. Фрэнсис Лей».

В итоге Таривердиева отговорили от визита во французское посольство… КГБ-шники, которые по своим каналам связались с Леем. Тот категорически отрицал свою причастность к скандалу вокруг его музыки к фильму «Семнадцать мгновений весны» и сообщил, что никакой телеграммы с обвинениями своего советского коллеги в плагиате не посылал.

Кстати Юлиан Семенов снабдил коллег по фильму – Таривердиева, Татьяну Лиознову и Вячеслава Тихонова, специальными удостоверениями Комитета Госбезопасности, где было написано: «Без права остановки», и стояла подпись: «Андропов».

Однажды Таривердиев специально заехал на своей машине на территорию Красной площади: «У гаишника, по мере того как он разбирал написанное, глаза стали вылезать на лоб, потом он поспешно козырнул, и теперь уже я медленно и вальяжно проехал мимо него».

Штирлиц стал самым знаменитым образом разведчика в советской и постсоветской культуре, а также персонажем советских и российских анекдотов.

В 2011 году скульптор Александр Бойко объявил о начале сбора средств на установку памятника Штирлицу во Владивостоке возле гостиницы «Версаль», в которой жил и, возможно, придумал образ разведчика Юлиан Семенов.



Популярное:

testore.me • 09.02.2017