testore.me

интересные новости

Нелегалы, состоящие в браке с гражданами США, из-за Трампа отчаянно подают заявки на грин-карты




Хотя Ноэ, нелегальный мигрант и работник молочной фермы в Западном Техасе, имеет право на грин-карту вот уже 11 лет – с момента женитьбы на гражданке США, он так и не подал заявку: статус легально проживающего лица был бы неплох, но казалось, что он не стоит расходов на него. Ситуация изменилась на прошлой неделе, после того, как он услышал, что агенты по вопросам иммиграции проводят облавы на ранчо в его городе. Придя в ужас, Ноэ залёг на дно, между тем как его жена Маргарита пересекла штат, чтобы подать заявку Ноэ юристу.

«Мы уже думали о подаче заявки, но денег у нас не было… теперь это срочно», – рассказала мне 38-летняя Маргарита по телефону из Форт-Уэрта, куда она отправилась на встречу со своим юристом по вопросам иммиграции. (Я не привожу фамилию пары, так как Ноэ до сих пор уязвим для правоохранительных органов.) «Теперь, когда становится хуже, пора начать действовать и позаботиться о том, о чём нужно позаботиться».

Столкнувшись с угрозой возможной депортации при администрации Трампа, нелегалы, состоящие в браке с гражданами США, в последнее время молниеносно начинают подавать заявки на грин-карты и временный безвизовый въезд, которые освобождают их от ответственности за нелегальное проживание в США. Юристы по вопросам иммиграции, с которыми я пообщалась, говорят, что с конца января, когда президент Дональд Трамп издал свой указ, превращающий всех нелегальных иммигрантов в приоритетные мишени для депортации, они помогли клиентам подать как минимум вдвое больше заявок, чем обычно.

«Очень многие лица, которые несколько побаивались этого процесса, теперь регистрируются, чтобы идти дальше законным путём, – поведал мне юрист по вопросам иммиграции из Форт-Уэрта Джейсон Миллс, который занимается делом пары. – Я заметил по меньшей мере двукратное повышение, которое, вероятно, ещё больше. Раньше из десяти клиентов, приходивших ко мне в офис [за грин-картами], заявки подавали двое-трое. Теперь эта цифра ближе к восьми-девяти из десяти».

Хотя все лица, состоящие в браке с гражданами США, имеют право на грин-карты, те, кто какое-то время прожил в стране нелегально, также обязаны получить документ об отказе от незаконного пребывания. До этого года супруги-нелегалы часто избегали сложного процесса отказа, так как считали, что не рискуют подвергнуться депортации. Но в условиях резкого наступления Трампа на иммиграцию многие супруги-нелегалы внезапно стали рассматривать отказ как единственный способ остаться со своей семьёй.

Смотреть выступление Эдди Хуана о том как быть иммигрантом:

Подача заявки на отказ и грин-карту – это длительный, дорогостоящий процесс, который обходится в несколько тысяч долларов и занимает до двух лет. Сначала супруг-гражданин подаёт прошение о визе в Службу гражданства и иммиграции США, прося о рассмотрении кандидатуры своего партнёра на получение визы в связи с их браком. После его одобрения пара подаёт заявку на отказ, который требует от гражданина доказать, что он или она претерпел или претерпела бы крайние трудности без пребывания своего супруга или супруги на территории страны. Трудности должны быть вполне конкретными – к примеру, финансовая нестабильность, неспособность прокормить детей, являющихся гражданами США, или медицинские проблемы, требующие ухода партнёра.

«Риск здесь состоит в том, что отказов не дают примерно в 25 процентах случаев, – рассказал мне Дуг Стамп, юрист по вопросам иммиграции из Оклахома-Сити и бывший президент Американской ассоциации юристов по вопросам иммиграции. – Как правило, отказ не дают в том случае, если вы не продемонстрировали надлежащим образом, что [супруг] будет претерпевать трудности, необходимые для одобрения».

В документе об отказе также автоматически отказывают, если супруг-нелегал судим или уехал и нелегально возвратился в страну, а также провёл не менее года без документов на территории США, объяснил Стамп. Без отказа супруг-нелегал должен покинуть США на десять лет прежде, чем подавать заявку на грин-карту.

До 2013 года, когда администрация Обамы создала отказ от временного незаконного пребывания, позволив супругам-нелегалам подавать заявку на статус, оставаясь в США, процесс был сложнее. До этого им для подачи заявки на отказ пришлось бы возвращаться на родину. Ответа приходилось ожидать около девяти месяцев за пределами США, заявил Стамп – а в случае отрицательного ответа вернуться они не могли. Даже после реформы Обамы супруги обязаны возвращаться к себе на родину на встречу в консульстве США для одобрения в качестве лица, законно проживающего в США.

«В основном я видела пары с детьми-гражданами США, которые много лет жили с одним партнёром-нелегалом, но внезапно страх начал мешать им жить».

«Здесь определённо существует риск, а работа хорошего юриста заключается в том, чтобы сделать так, чтобы клиенты были в порядке», – поведала мне юрист по вопросам иммиграции из Остина Кейт Линкольн-Голдфинч, чья практика сосредоточена на временном безвизовом въезде и грин-картах. Она объяснила, что в процессе обработки в консульстве, которая обычно длится две недели и также включает медицинский осмотр, могут пойти не так несколько вещей.

Если у иммигранта есть татуировки, внешний вид которых указывает на некие банды, консульство сразу же ответит на его заявку отказом, заявила Линкольн-Голдфинч. (Она подписана на рассылку юристов, пересылающих друг другу фото татуировок своих клиентов, чтобы убедиться в том, что они кошерные.) Также соответствующих прав лишают признание в злоупотреблении алкоголем или наркотиками, положительные результаты анализов на любой наркотик, включая марихуану, а также задержание пограничным патрулём в прошлом. Заявителю также могут отказать из-за наличия детей-нелегалов в США, поскольку незаконный ввоз детей в страну может представлять собой торговлю людьми.

«Ранее людей пугала мысль о выезде из страны и возвращении в качестве заключительного шага; также они, возможно, ощущали себя в некоторой безопасности, и им казалось, что получение легального статуса – это не так уж к спеху, – заявила Линкольн-Голдфинч. – Но когда Трамп вступил в должность, люди внезапно начали очень бояться и посчитали, что риск при обработке в консульстве меньше, чем при нелегальном пребывании в США».

Офис Линкольн-Голдфинч в Остине переполнился клиентами, потрясёнными как указом Трампа, так и волной облав с целью депортации, которой подверглись десятки людей, уже давно проживавших в стране.

«В основном я видела пары с детьми-гражданами США, которые много лет жили с одним партнёром-нелегалом, но внезапно им начал мешать жить страх, – рассказала Линкольн-Голдфинч, отметив, что самый сильный страх появился сразу после февральских облав. – Количество [заявок] всё равно увеличилось, но такой истерии уже нет… Люди привыкают к новому уровню страха».

После одобрения консульством в качестве кандидатуры на законное проживание заявитель получает иммигрантскую визу для законного въезда в США, а затем получает грин-карту по почте, отправляемую по адресу на территории США, объяснил Стамп. После этого преображение из нелегального иммигранта в лицо, постоянно проживающее в стране на законных основаниях, заканчивается.

Пока что Трамп ничего не сказал о радикальных изменениях в процессе получения документа об отказе, которые, как считает Миллс, президент бы поддержал, так как это законный путь к проживанию в США. Однако, добавил он, Ноэ, как и все заявители-нелегалы, по-прежнему уязвим до получения грин-карты.

«Подача заявки не даёт им прав на работу, а также не даёт прав на пребывание здесь и не мешает иммиграционной и таможенной полиции добиваться их высылки из страны, – заявил Миллс. – Но обычно иммиграционная и таможенная полиция рассматривает заявления с благосклонностью, и мы нередко можем получать договоренности об отсрочке судебных разбирательств».

В случае Маргариты простой запуск процесса получения грин-карты позволит ей воссоединиться с мужем, который заменил отца двум её детям.

«Он до сих пор скрывается, а я здесь, пытаюсь позаботиться о делах, чтобы мы смогли вернуться на молочную ферму, потому что владельцы хотят, чтобы я предъявила доказательства того, что о ней забочусь. Если мы не сможем вернуться на ферму, нам больше некуда идти, – сказала она. – С какой стороны ни глянь, это печально. Это на самом деле. Вот через что мы проходим. Просто молитесь, чтобы все здешние нелегалы смогли уладить дела».

Следите за сообщениями Мередит Хоффман на Twitter.



Популярное:

testore.me • 31.03.2017