testore.me

интересные новости

Поймай их всех: незабываемые музыкальные темы и люди, которые их создали




Рецепт отличной музыкальной темы должен начинаться с чёткого первого впечатления – с подачи. Знакомство уха с ней, которое часто начинается с музыкального хука или ряда слов, переходит в продукт, который должен стать практически вирусным.

«Покемон» напоминает зрителю о том, что Эш Кетчум из «Покемона» «не трусит вперёд идти». «Каждый день, когда идёшь по улице» подразумевает, что всё, что бы ни случилось в серии «Артура», случится в пределах района. А стук дождя с вкраплениями жуткого смеха всегда, неизбежно будет приводить к очередной истории у костра в «Боишься ли ты темноты?»

В 80-е и 90-е годы музыкальная тема была на подъёме, особенно для детей, а конкретно – для меня. До того, как на первый план вышла выгодность популярного контента, телевидение было лентой Twitter и способствовало ритуалам серийного великолепия после школы или по утрам в субботу.

Хотя эта традиция, пожалуй, и менее ярко выражена для таких людей, как я, её дух на практике жив и по сей день, в частности, для детей. Взять хотя бы поп-панковое звучание «Щенячьего патруля», пропитанную историей происхождения песню из «Софии Первой» или периодически меняющиеся темы из «Доктора Плюшевой»; все они всё-таки специально сделаны запоминающимися, но вопрос о том, призваны ли они передавать истинные настроения или обеспечить бездушную дозу навязчивых мелодий в эфире, является дискуссионным.

Дабы понять это различие, я решила отследить несколько композиторов и продюсеров собственного детства, имена, которые жили и дышали этим ремеслом, а также могут взять на себя ответственность за звучание, уже ставшее бессмертным в поп-культуре.

Джон Сеглер, композитор («Покемон», «Югио!»)

Начав как талантливый басист, Джон Сеглер в конце 80-х решил, что больше не хочет гастролировать с группами. Его домом стала студия в Нью-Йорке, в которой он написал и спродюсировал великое множество рекламных роликов. Через своего партнёра и автора, Джона Лёффлера, он завязал отношения с Норманом Дж. Гроссфилдом, главным продюсером 4Kids Entertainment. С этого и началось его участие в одной из самых узнаваемых телефраншиз.


О теме из «Покемона», «Покемон»

«Ну, это потрясающе, это шикарно, и это немного странно. Интересно для меня в этом то, что я каждый год в течение восьми лет писал для «Покемона» новую музыкальную тему. Эта песня, «Покемон», та песня, которую знают все, появилась лишь в первом сезоне «Покемона». Если задать кому-то вопрос о теме из «Покемона», человек напоёт именно эту. Других не знают, это явление интересное».

Наследие

«Я очень доволен множеством разных вещей, которыми занимался. Считаю ли я, что больше всего из своей карьеры горжусь именно написанием темы для «Покемона»? Вовсе нет. Больше всего я горжусь двумя вещами: своим творчеством как басиста и своим творчеством как музыкального директора на 4Kids Entertainment, где я 10 лет руководил, писал, выпрашивал, заимствовал и умолял музыкантов, композиторов и музыкальных редакторов».

Анонимность

«Мне всё равно. Возможно, это и волнует других людей, но лично мне на данном этапе моей жизни это (слава) не нужно. У меня это было 45 лет. Если честно, я сматываю удочки. Я немолод, я уже дедушка. Но я вполне намереваюсь играть и писать дальше – пока буду физически способен на это».

Джефф Чжань, продюсер, композитор («Артур», «Боишься ли ты темноты?», «Каю», «Мадлен»)

Джефф Чжань, родившийся в Нью-Йорке, начал свою карьеру в роли классического виолончелиста и 20 лет играл в бродвейской постановке «Кошки». Больше всего он всегда любил писать музыку под руководством своего наставника, Джо Рапозо, бывшего автора песен для «Улицы Сезам», который трагически скончался от лимфомы в 1989 году. Будучи его правой рукой, Чжань получил несколько его контрактов, которые обеспечили ему первую большую возможность и привели его к работе над классикой PBS, «Артуром», «Боишься ли ты темноты?» и «Каю», а также многим другим.

О музыкальной теме из «Артура»

«Артур» был сложным проектом, который вышел чудесным. Если честно, я её не написал, я её спродюсировал. Мы не могли доверить эту работу канадскому исполнителю, мы хотели кого-то более знаменитого, и предложили Зигги Марли. Мне же предстояло отправиться в Кингстон на Ямайке. И вот я, белый парень, еду в страну регги. Особого доверия по культурным причинам не было, а у меня на продюсирование этой темы было часов восемь.

Зигги Марли пришёл без подготовки. Ему было неинтересно петь то, что мы хотели, ту демку, в которую мы влюбились. Ему было интереснее доиграть футбольный матч. Мне пришлось тихонько увести в сторонку его менеджера и сказать: «Если вы не споёте нечто близкое к теме, мы отправимся домой на следующем же самолёте». Он в последнюю секунду пришёл, сделал всё идеально, и эта тема стала легендарной. Эта работа совершалась при поддержке кучи медицинских препаратов, передававшихся по комнате, но эта песня стала легендой».

Процесс: «Боишься ли ты темноты?»

«Самое лучшее в моей работе, когда мне интереснее всего – это когда есть идея и я начинаю её совершенствовать. Я знал, как это будет звучать, но в «Боишься ли ты темноты?» всё началось с идеи. У меня была простая мелодия для пианино. Лично для меня было большой радостью взять это маленькое зёрнышко, этот жёлудь и превратить его в полноценную трапезу, в цветочный сад, добавить барабанов, добавить струнных и т.п., а тут уже и демо-версию поют. Я никчёмен, у меня ужасный голос, но я знаю, как это звучит у меня в голове. Когда приходят вокалисты и слышишь, как собирается завершённый вариант – Господи, начинается форменный оргазм. Это невероятно. Вы что-то родили».

Об EDM-ремиксах

«Моя 27-летняя дочь говорит: «Пап, ты знаешь, что твоя тема [из «Каю»] – большой хит?» Я ей и говорю: «Да, может, среди четырёхлетних девочек». Она говорит: «Нет, пап, несколько ремиксеров нашли эту песню, которую ты написал. У одного 18 миллионов [просмотров], у другого – 15 миллионов, а у третьего – 13 миллионов, эту твою тему прослушали где-то 50-70 миллионов раз.

Скандальная известность – это в каком-то смысле весело. Ты повлиял на детей. Да, из-за этого порой чувствуешь себя староватым, но дети, вспомнили, они это обожают, это запоминается. Это заставляет улыбаться».

Стив Рукер, композитор («Лаборатория Декстера», «Суперкрошки»)

В детстве Стив Рукер регулярно ходил в кино, и его внимание часто привлекала музыка. В юности он покупал виниловые сборники саундтреков из фильмов, например, «Война на Диком Западе», «Спартак» и «Бен-Гур». Она начал работать с несколькими партнёрами над заменой тем к мультсериалам, многие из которых так и не выпустили в эфир в Северной Америке. Его большой прорыв начался в 80-х в связи с мультсериалом Hanna-Barbera «Мистер Ти». Из этого родился новый роман с мультфильмами.

«Лаборатория Декстера»

«Моему сыну 24, и он говорит людям, что его папа пишет музыку для «Декстера», а в ответ ему звучит «вау!». «Декстер» – это сериал, которым я горжусь больше всего, не потому что он самый популярный, а потому что мне больше всего понравилось работать именно над ним. Работать с Геннадием Тартаковским [создателем] – это всегда удовольствие, потому что он был продюсером с отличным чутьём насчёт того, что удаётся.

За счёт чего может удаться музыкальная тема?

«Это художественная чувствительность. Когда «Битлз» записали «A Hard Day's Night», они наверняка знали, что это круто. Всегда важнее всего хук. Это изюминка, нужно что-то, что цепляет за пять нот. Если человек в другой комнате, он узнаёт, что идёт сериал. Это идентификатор. Всё сводится к одному: выстраивает ли это эмоциональную связь со зрителями? Если взглянуть на кино и телевидение, у некоторых сериалов всего один композитор, потому что им больше ничего и не нужно. «Кремниевой долине» для саундтрека не нужен был оркестр. Но есть и «Игра престолов», этому сериалу нужно органичное, настоящее звучание. И зрители знают, в чём здесь разница».

Награда

«Ну, финансовый стимул есть всегда. Мне это очень по душе. Мне повезло, я всегда был музыкантом, я не выбрал музыку, музыка выбрала меня».

Следите за сообщениями Ноэля на Twitter.



Популярное:

testore.me • 20.04.2017